Хозяева страны
26 февраля 2020 г.
«…нет у реновации конца»



Пьяный воздух диктатуры сыграл с мэром Собяниным злую шутку. Весь богатый жизненный опыт Сергея Семеновича убедил его в том, что чтобы решить любой вопрос, надо сделать три вещи: найти правильных людей (лучше одного правильного человека), правильно зайти к этим людям (повторюсь, лучше к одному человеку) и назвать правильную цифру. Это работало в 1991-93 годах, когда Сергей Семенович служил мэром города Когалыма и смог найти правильный подход к руководству градообразующего предприятия «Когалымнефтегаз». Безошибочность этого метода подтвердили годы работы Сергея Семеновича губернатором Тюменской области, когда он смог найти правильные слова для хозяев «Лукойла» и других нефтяных компаний и они перевели свои налоги в Тюмень, в результате чего бюджет области за 5 лет вырос в 10 раз.

Семилетний опыт службы московским градоначальником убедил Сергея Семеновича в том, что и здесь этот стиль не дает осечек. Разница лишь в том, что теперь таким правильным человеком стал сам Собянин. И теперь, чтобы решать вопросы, правильные люди ищут к нему правильные подходы и пытаются угадать правильные цифры. Жизнь убедила Собянина, что 12 миллионов (или сколько там на самом деле в нерезиновой) подведомственной популяции ни в коем случае нельзя брать в расчет, поскольку они точно в круг правильных людей не входят. Надо было устроить «ночь длинных ковшей» — устроил. А все писки обладателей «бумажек о собственности» оказалось очень легко и просто не услышать. Надо было увеличить территорию Москвы в 2,4 раза – нет проблем. Никто вообще ни пикнул. Захотел превратить город в стройплощадку, на которой все дороги беспрерывно ремонтируют, а все тротуары находятся в процессе постоянного настилания плитки – да, пожалуйста. Любой каприз мэра исполняется в момент его артикуляции.

И вот очередной каприз. Реновация. Масштаб сталинский, деньги ротшильдовские. Депортировать полтора миллионов москвичей и заработать сразу миллиарды баксов. Казалось бы, прекрасная идея, кто может быть против. И вдруг что-то пошло не так. Я сейчас, разумеется, не об организации митинга 14.05 на Сахарова. Там среди организаторов были в основном правильные люди, поэтому всех неправильных к трибуне не пустили, а самого неправильного вообще с митинга выгнали. Но численность в 20 тысяч была, конечно, неправильной. И то, что с трибуны все время кричали «Собянина в отставку!», а митингующие орали: «В тундру!» и «Под суд!» — это тоже как-то не вполне правильно.

Митинг на Сахарова показал, что, во-первых, противников реновации много, а, во-вторых, некоторые из них настроены довольно решительно и вся эта история гарантировано приобретает характер политического протеста.

А тут еще московская прокуратура указала, что текст собянинского законопроекта «о дополнительных гарантиях жилищных и имущественных прав», который должен быть рассмотрен Мосгордумой 17.05.2017, нуждается в доработке, так как он, видите ли, «не оговаривает правовых последствий голосования собственников за исключение из программы реновации на собраниях многоквартирных домов». Совсем оборзели эти прокурорские, как будто не в России живут, а в Швеции какой-то, прости господи. Откуда они взяли в России собственников? Да еще какое-то голосование? В общем, что-то пошло не так.

Сейчас явно идет несколько параллельных процессов. Один, обычный, как положено, по которому все полтора миллиона должны быть депортированы в предусмотренные сроки. Проводится правильное голосование на правильных ресурсах. В первый же день на «Активном гражданине» и через МЦ «Мои документы» проголосовали десятки тысяч москвичей, и, как уже отчитались специально обученные чиновники мэрии, все до единого голосуют за то, чтобы их дома снесли, а их самих депортировали туда, куда захочет Собянин. Ни одного голоса против!  

Идея провести «голосование» по вопросу, инициированному мэрией, на ресурсах, организованных мэрией, без малейших инструментов контроля за этим «голосованием», выглядит довольно забавно. Особенно, если учесть, что все не принявшие участие в голосовании будут автоматически зачислены в сторонники собственной депортации. По поводу законности такого «голосования», а также по поводу того, что собственность человека может быть отчуждена по той причине, что за это проголосовали другие люди, есть, мягко говоря, большие сомнения у всех более-менее независимых юристов.

Заткнув по старой привычке все щели, через которые легально может вырваться протест и даже простое выражение мнения против депортации, Собянин уверенно ведет дело к социальному взрыву. Это не пара сотен владельцев павильонов, ставших жертвами «ночи длинных ковшей». И не раздражение москвичей, вынужденных обходить и объезжать места, перекопанные вечно роющими собянинскими кротами. Тут сотни тысяч москвичей буквально сживают со свету, сгоняют с насиженных мест. Лютая ненависть к тем, кто это устроил, по мере реализации замечательной идеи Собянина будет нарастать, как снежная лавина. И главный вопрос в том, кто и как сможет использовать ядерную энергию этой ненависти.

Правильным людям, специально обученным в Администрации президента, это сделать больше не удастся. На разводку с «деполитизацией» протеста москвичи больше не клюнут. Все следующие акции протеста будут политическими. На ближайшую, 28.05.2017, подали заявку в том числе представители «Яблока», ПАРНАСА и правозащитники. Среди заявителей Сергей Митрохин, Геннадий Гудков и Лев Пономарев. Буду очень удивлен, если мэрия согласует заявленную демонстрацию от Пушкинской до Сахарова. Поэтому важно, что будут делать организаторы акции в случае отказа. Давать публичные советы людям, которые взяли на себя ответственность за эту акцию, а в случае столкновений будут отвечать за поломанные судьбы, полагаю неприличным. Ясно одно: из дурацкого проекта реновации есть несколько выходов. Один из них – перерастание реновации в революцию против режима Путина, а не только Собянина. Потенциал протестной энергии в проекте реновации для этого  перерастания достаточен. По крайней мере, для начала такого перерастания. Дело за теми, кто сможет взять на себя смелость и публично сказать об этом людям. И соответственно, взять на себя риски ответственности за неудачу.

 





Фото: Василий Петров












  • Николай Сванидзе: ФСБ идёт по пути максимального запугивания всех. Этим делом занимаются именно они, в отличие от «Нового величия», где работает отдел по борьбе с экстремизмом МВД. 

  • Медуза:

    Дело «Сети» ассоциировалось с пытками с самого начала. О самом уголовном деле стало известно в январе 2018 года, когда в Санкт-Петербурге пропали двое антифашистов...

  • Черкасов Александр: Есть большая, заботливо выращенная машина, которая не может не работать и не отчитываться. Есть законодательство, антиэкстремистское, антитеррористическое и т п. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Россия после Пензы
12 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Есть события, на которые надо отвечать. Просто потому, что отсутствие ответа тоже будет ответом. Например, что бы ни сделал человек, которому дали пощечину, это будет ответом, после которого его жизненная ситуация изменится. Даже если человек никак не ответит. Приговор по делу «Сети» в любом случае изменил ситуацию в России. Как до этого ее меняли уничтожение НТВ, «дело ЮКОСА», Беслан, Норд-ост, убийства Политковской и Немцова, Крымнаш и война против Украины. Это события разного порядка и масштаба трагичности, но при всей их несопоставимости у них есть одно общее. Отсутствие адекватной реакции общества на действия власти во всех случаях приводит к сползанию страны...
Прямая речь
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ФСБ идёт по пути максимального запугивания всех. Этим делом занимаются именно они, в отличие от «Нового величия», где работает отдел по борьбе с экстремизмом МВД. 
В СМИ
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Дело «Сети» ассоциировалось с пытками с самого начала. О самом уголовном деле стало известно в январе 2018 года, когда в Санкт-Петербурге пропали двое антифашистов...
В блогах
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Черкасов Александр: Есть большая, заботливо выращенная машина, которая не может не работать и не отчитываться. Есть законодательство, антиэкстремистское, антитеррористическое и т п. 
Превентивный приговор: от «двушечки» к «двадцаточке»
11 ФЕВРАЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот и дождались. Снова по России «срока огромные бредут в этапы длинные». Приговор выездного заседания Приволжского окружного военного суда по так называемому делу «Сети» (то ли существовавшей, то ли выдуманной следователями, но официально запрещенной экстремистской организации) обречен войти в историю. Не только и не столько из-за чудовищных по размерам сроков (от 18 до 6 лет заключения дали за «мыслепреступление», дали тем, кто никому не причинил никакого вреда), которые суд послушно проштамповал, следуя обвинительному заключению. Не только из-за того, что доказательства вины были получены в результате самооговора под пытками...
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2020
Григорий Дурново: Терроризм у нас главный враг, и обвиняемым по таким делам сложно получить какую-то общественную поддержку.
В СМИ
11 ФЕВРАЛЯ 2020
"Ведомости":  Суровые приговоры на основе самооговоров под пытками ничего не говорят об эффективности борьбы с терроризмом — только о жестокости спецслужб.
В блогах
11 ФЕВРАЛЯ 2020
Виктор Шендерович: Давайте же поскорее объясним друг другу, что у нас не 37-й год! Очень важно зафиксировать это, не пробить в башке психологический рубеж, не потерять способность обсуждать "Оскар"...
Путин и Череповец: вопросы стиля
7 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин 4.02.2020 посетил Череповец. В ряду поездок по поднадзорной территории это был вполне рядовой рабочий визит, о котором не стоило бы писать, но в ходе встречи Путина и Череповца настолько ярко проявились стилистические особенности путинского правления, что их стоит отметить. Для истории. Вот несколько штрихов. Ректор Череповецкого госуниверситета Дмитрий Афанасьев пожаловался президенту на примерные образовательные программы (ПООП), которые сейчас рассматриваются как стандарт...
Прямая речь
7 ФЕВРАЛЯ 2020
Леонид Гозман: Единственным адресатом этой странной поездки является сама власть.