Хозяева страны
18 января 2020 г.
Минюст желает закрывать НКО без суда

Даже «басманный суд» не отвечает сегодня требованиям Министерства юстиции, желающего в ускоренном порядке карать некоммерческие организации, которые ведомство уже причислило к «иностранным агентам». Минюст предложил наделить надзорные органы правом без решения суда приостанавливать деятельность финансируемых из-за рубежа некоммерческих организаций (НКО), отказывающихся регистрироваться в качестве иностранного агента. Между тем в Госдуме уже находится законопроект депутата от ЛДПР Андрея Лугового. Он предлагает позволить Минюсту по своему усмотрению включать НКО, получающие иностранное финансирование, в реестр иностранных агентов. Получается очень эффективная схема. Сначала Минюст по собственному произволу вносит НКО в список иностранных агентов, а затем приостанавливает их деятельность.


ИТАР-ТАСС

Начнем с того, что закон об иностранных агентах изначально абсолютно несостоятелен — настолько, что даже президент Путин на встрече с правозащитниками признал, что определение политической деятельности необходимо уточнить, так как в нынешнем виде оно крайне размыто. Кроме того, власть смутила солидарность правозащитного сообщества, сопротивление некоммерческих организаций (НКО), которые не пожелали признать себя иностранными агентами. Это сделала одна-единственная непонятная организация, кто они такие — мы не знаем. Вот эта гражданская солидарность, твердое отстаивание своей позиции стали победой. Власть это увидела и несколько растерялась. Тем более что были случаи, когда организации, получившие представление от прокуратуры, что они являются иностранными агентами, подавали в суд и выигрывали процессы. Наш суд далеко не независимый, его авторитет крайней низок и надежды на него минимальные, но то, что НКО выигрывали иски, связанные с прокуратурой или Минюстом, — это факт.

В результате органы исполнительной власти оказались практически несостоятельными: они хотят навесить на кого-то ярлык, а у них это не получается. Вот они и попросили себе свободу от суда, чтобы они могли сами решать, является кто-то иностранным агентом или нет.

Я был депутатом Государственной думы и знаю, что одна из задач законодателей — контролировать исполнительные органы, ограничивать их деятельность, прежде всего судом. Во времена моего депутатства это было абсолютно единое мнение всех фракций — коммунистов, ДВР, «Яблока» и даже проправительственной «Наш Дом — Россия». А тут, вдруг, появляется законопроект, который неправомерно расширяет полномочия исполнительной власти, и законодатели готовы его поддержать. Это полная компрометация парламента, я бы сказал — самоуничтожение.

Ситуация крайне тревожная, если не сказать катастрофическая. Речь идёт о жесточайшем наступлении на гражданское общество, которое фактически хотят изничтожить. Что значит повесить ярлык «иностранного агента»? Это значит парализовать организацию. Она не сможет взаимодействовать с государственными структурами, когда это необходимо, её репутация будет крайне сомнительна. Практически ей придётся закрыться. Конечно, это еще больше разжигает антизападные настроения, насаждает образ врага. Всё дурное, что сейчас происходит, эта инициатива только усилит.

Думаю, однако, что такое положение дел продержится недолго, потому что если не будет гражданского общества, то у России не будет будущего. Если сейчас поставить такие барьеры, в жизни гражданского общества произойдёт «заморозка», деформация, которая больно скажется на состоянии всей страны. Люди увидят это и со временем исправят ситуацию. Когда это произойдёт — не знаю, но произойдёт несомненно, потому что такой закон опасен не только для НКО, но для всего общества и для государства в целом.


На фото: 23.01.2014. Президент РФ В.Путин встретился с представителями российских правозащитных организаций



Фото YURI KOCHETKOV/ЕРА/ИТАР-ТАСС















  • Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.

  • РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.

  • Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.
В СМИ
16 ЯНВАРЯ 2020
РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.
В блогах
16 ЯНВАРЯ 2020
Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?
Время в котором стоим
15 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Новости 15 января 2020 года – анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства – вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную. Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?» Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!». Да неужели?
Новогодние подарки от власти
27 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прокурор Сергей Семеренко, вероятно, встретит Новый год дома, в кругу семьи, и, возможно, будет считать завершение уходящего 2019 года удачным, а свой статус государственного обвинителя по делу «Сети», о котором проинформирован президент России Путин, венцом своей карьеры. Накануне Нового года прокурор Сергей Семеренко потребовал семерым подсудимым по делу «Сети» от 6 до 18 лет лишения свободы. В том числе Дмитрию Пчелинцеву и Илье Шакурскому — соответственно 18 и 16 лет в колонии строгого режима. Дело «Сети» — одно из наиболее чудовищных проявлений произвола спецслужб и судебной системы путинского режима.
Прямая речь
27 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть к концу года внушает всё больше пессимизма, а общество – всё больше оптимизма. Власть... дистанцируется от законов и действует произвольно, а общество... всё больше пытается сопротивляться.
В СМИ
27 ДЕКАБРЯ 2019
Новая газета: Гособвинение попросило назначить наказание для обвиняемых по делу «Сети» (признана террористической и запрещена в России) от шести до 18 лет в колонии строгого режима...
В блогах
27 ДЕКАБРЯ 2019
Александр Морозов: Поскольку в стране "гонка репрессий" и каждый 25-летний ФСБэшник рвется по карьерной лестнице - то стряпаются чудовищные дела, с нарушением всех процессуальных норм...
Один день из жизни Владимира Владимировича
20 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вечер 19 декабря Владимир Владимирович собрался провести в Кремле, среди своих. В кругу новых дворян, которые составляют опору его режима. Только успел поздороваться с директором ФСБ Бортниковым и директором СВР Нарышкиным, как сообщили, что на родное ведомство совершено нападение, есть убитый сотрудник ФСБ и раненые. Нападавший, естественно, убит. Владимир Владимирович, конечно, понял, что это привет лично ему. В голове сбились в кучу тревожные мысли: «Возможно, у убитого стрелка были сообщники, а от Лубянки до Кремля совсем недалеко. В зале всего шесть тысяч чекистов плюс охраны еще тысяч десять. Можем не отбиться. Неужели конец?».