Гражданские инициативы
25 сентября 2021 г.
Скоро на домах расстрелянных в годы репрессий появятся памятные знаки
9 ДЕКАБРЯ 2013, МАКСИМ БЛАНТ

Мария Олендская / ЕЖ

В минувшее воскресенье в институте «Стрелка» на Берсеневской набережной состоялась презентация и обсуждение проекта «Последний адрес», который станет логическим продолжением ежегодной акции общества «Мемориал» «Возвращение имен», во время которой у Соловецкого камня на Лубянской площади люди зачитывают имена расстрелянных в годы сталинских репрессий.

Организовали открытое обсуждение журналист Сергей Пархоменко, архитектор Евгений Асс , а также Александра Поливанова, Дмитрий Кокорин и Софья Гаврилова из общества «Мемориал». Инициаторов проекта — правозащитников, гражданских активистов, журналистов, литераторов, архитекторов и дизайнеров из Москвы и Санкт-Петербурга — вдохновил известный мемориальный проект «Камни преткновения» немецкого художника Гюнтера Демнига. Начался он более 10 лет назад в немецком Кройцбурге с установки вмонтированных в мостовую мемориальных табличек в память жертв Холокоста. Сегодня проект Деминга распространился на 650 городов в 11 европейских странах. Всего в Европе установлено более 40 000 мемориальных табличек.

В России знаки будут устанавливаться в память о жертвах репрессий. Основным источником сведений, используемых при поиске и сверке информации, указанной на мемориальных знаках, станет база данных Общества «Мемориал». В частности, в Москве сейчас доступна база с адресами почти 30 тысяч расстрелянных.

Правда, простое перенесение европейского опыта в Россию невозможно. Хотя бы потому, что тротуары и проезжая часть в российских городах большую часть года закрыты грязной жижей. Кроме того, городские власти слишком часто меняют асфальт или тротуарную плитку, чтобы можно было надеяться на какой-то долгосрочный проект. Поэтому мемориальные знаки будут устанавливаться на фасадах домов, адреса которых стали последними прижизненными адресами жертв репрессий.

Группа художников, скульпторов, архитекторов и дизайнеров, координирует работу которой Евгений Асс, к 22 декабря планирует представить несколько вариантов мемориального знака, где будут указаны фамилия, имя, год рождения, дата расстрела (либо ареста и гибели), а также профессия репрессированного, жившего в доме, на котором знак будет крепиться.

Роднит российский проект с немецким принцип «одно имя — одна жизнь — один камень». При этом за каждым знаком должен стоять отдельный человек, который является инициатором его установки и оплачивает монтаж. Поэтому одно из основных требований к мемориальным знакам – это их относительная дешевизна. По мысли организаторов, человеку, который будет готов оплатить изготовление и установку подобного знака, это должно обойтись не более, чем в 3-4 тысячи рублей.

 По словам одного из авторов проекта Сергея Пархоменко, «мы не можем пока точно знать, как знаки будут выглядеть, но понятно, что эта вещь будет абсолютно стандартная, они все будут одинаковы. И каждый такой знак, естественно, не может пройти весь скорбный путь утверждения мемориальной доски, что может растянутся на годы в соответствии с процедурой, которая сейчас принята в Москве. Поэтому мы рассчитываем, что тогда, когда наш проект будет окончательно подготовлен, будет окончательно разработан сам знак и возможно мы будет иметь первые несколько сотен конкретных адресов с конкретными желающими, которые хотели бы такой знак установить мы сможем обратиться в московское правительство с просьбой выпустить рамочное постановление, которое в целом разрешило бы установку таких знаков по такому стандарту».

В ближайшее время откроется сайт проекта, где можно будет оставить заявку на установку знака, а пока о своей предварительной готовности принять участие в проекте можно сообщить в «Мемориал».


Фотография ЕЖ













  • Анна Наринская: у меня есть какое-то невероятное чувство, что ... этот проект станет жертвой отсутствия общественного договора в его широком и узком понимании...

  • The New Times: Г-н Кузьмин хочет стереть память о замученных сталинским режимом людях, память, которая уже ампутирована из мозгов и душ наших сограждан.

  • Сергей Пархоменко: обращаюсь к руководству РСПП и лично его президенту тов. А.Н.Шохину, и к его исполнительному вице-президенту Д.В.Кузьмину: давайте обсудим позицию РСПП в отношении «ПОСЛЕДНЕГО АДРЕСА»

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Освобождение не приходит извне
23 ДЕКАБРЯ 2020
Автор опубликованной недавно в «Московском комсомольце» статьи о необходимости немедленно остановить «конвейер» «Последнего адреса» [1], скромно подписавшийся «внук репрессированного офицера Красной Армии», не­осторожно призвал всех неравнодушных принять участие в обсуждении проекта «Последний адрес». Думаю, что ни «внук репрессированного» Дмитрий Кузьмин (на самом деле — заместитель начальника Российского союза промышленников и предпринимателей Александра Шохина), ни активисты проекта не ожидали такой бурной ответной реакции: помимо ответа «Последнего адреса», также опубликованного на страницах «Московского комсомольца» [2], было несколько возмущенных пуб­ликаций в разных изданиях и еще множество открытых писем в социальных сетях от людей, которых письмо Кузьмина задело лично.
Перспектива репрессий
16 ДЕКАБРЯ 2020 // ГРИГОРИЙ РЕВЗИН
На меня произвел большое впечатление скандал вокруг «Последнего адреса» — Сергей Пархоменко подробно рассказывал о нем на «Эхе», а у него на странице в FB собраны более-менее все материалы. Решил написать про это. Знаменательно, когда Александр Шохин, соратник Егора Гайдара, теперь вот президент Высшей школы экономики, начинает бороться с «Последним адресом». Указывая, взвешенно и аккуратно, что в сталинском терроре не все так однозначно, не стоит устанавливать таблички на домах, откуда забирали людей, чтобы их расстрелять, надо разобраться детально, не был ли расстрел в некотором смысле правильным и разумным — позиция, подробно изложенная в статье нынешнего соратника Александра Шохина Дмитрия Кузьмина. На мой взгляд, начиная, скажем, с дела Гасана Гусейнова, стало неудобно признаваться, что ты профессор ВШЭ (коллеги, я говорю только о себе), но это обстоятельства нашего прекрасного времени. А вот что, оказывается, и реформаторы были такими, как бы это выразиться… людьми — это остро и свежо.
«Последний адрес» — не конвейер, а человеческое сообщество
16 ДЕКАБРЯ 2020 // ПОСЛЕДНИЙ АДРЕС
Гражданскую инициативу остановить невозможно: это труд людей для памяти людей о трагедии людей Вице-президент РСПП Дмитрий Кузьмин предложил провести широкое обсуждение гражданской инициативы «Последний адрес», вызвался выслушать все «за» и «против», обобщить и обнародовать результат. Результат этот, впрочем, Дмитрию Владимировичу заранее известен, поэтому, даже не начав собирать предложения и замечания, он переходит к обнародованию плана предстоящих оргвыводов: «Только все вместе мы остановим этот конвейер «Последнего адреса»! Для начала, сравним две цифры: 29 декабря 2019 года в немецком городе Меммингене был установлен 75000-й по счету «Камень преткновения» — индивидуальный памятный знак в рамках общеевропейского мемориального проекта «Stolpersteine»; почти параллельно с этим, 7 февраля 2020 года, в городе Гороховец была установлена 1000-я табличка российского гражданского проекта «Последний адрес».
Прямая речь
16 ДЕКАБРЯ 2020
Анна Наринская: у меня есть какое-то невероятное чувство, что ... этот проект станет жертвой отсутствия общественного договора в его широком и узком понимании...
В СМИ
16 ДЕКАБРЯ 2020
The New Times: Г-н Кузьмин хочет стереть память о замученных сталинским режимом людях, память, которая уже ампутирована из мозгов и душ наших сограждан.
В блогах
16 ДЕКАБРЯ 2020
Сергей Пархоменко: обращаюсь к руководству РСПП и лично его президенту тов. А.Н.Шохину, и к его исполнительному вице-президенту Д.В.Кузьмину: давайте обсудим позицию РСПП в отношении «ПОСЛЕДНЕГО АДРЕСА»
Соловьев достал всех, ну, или почти всех
23 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Совокупный массив зла, ненависти и пошлости, производимый Владимиром Соловьевым, видимо, превысил какую-то меру. Во-первых, его стало слишком много. Соловьева даже внесли в Книгу рекордов Гиннесса. Оказывается, этот человек побил рекорд по самому длительному пребыванию в эфире в течение одной недели. С 18 по 24 марта 2019 года кадры с участием Соловьева транслировали по телевидению 25 часов 53 минуты и 57 секунд. Российский телеведущий более чем на четыре часа перекрыл рекорд японца Монта Мино. Но тут решающим является, конечно, не объем, а содержание, концентрация мерзости, выдаваемая Соловьевым в единицу эфирного времени.
Прямая речь
23 ОКТЯБРЯ 2019
Константин фон Эггерт: Такого рода петиции могут иметь определённый эффект только в том случае, если получают серьёзную медийную и общественную поддержку.
В СМИ
23 ОКТЯБРЯ 2019
Радио Свобода: Уже более 175 тысяч человек подписали петицию с требованием не допустить получения российским телеведущим Владимиром Соловьевым гражданства Италии.
В блогах
23 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Лопатин: Мы обязаны спасти настоящего патриота, сбросится, и купить ему домишко где нибудь в Березове...